ввв

...Мы бредем по этому полю и исчезаем в нем, по одному и группами, примятая нами трава расправляется, скрывая наши следы и «оставляя без последствий» наш долгий и почти бесцельный путь. Надо очень постараться, чтобы оставить в этом поле хоть какой-то след, чтобы другим было легче и удобнее идти и выбирать свою дорогу. Чтобы ничто не оставалось «без последствий», и самое хорошее, и самое плохое.

14.12.2017

Карельская сказка. Одиночный велопоход Сегежа – Беломорск. Август 2014 г. Часть 3


Диффузия. Пустота через край





  Утро. Моё первое пробуждение в полном одиночестве в лесу. Тишина вокруг меня ещё более оглушительна. Нет ни малейшего движения воздуха, что вчера тихонько прокрадывался через резные листочки берёз и колючую хвою. Лишь изредка голодный комар своим звоном около уха напоминает о себе, да негромкое бульканье проснувшихся рыб в озере. Гладь воды столь неподвижна, что кажется — наступи на неё и устоишь.



    Странно, но я не чувствую себя в одиночестве, наверное я просто начал растворяться в природе, становиться её частью. Два человека в этом месте уже были бы чужаками, нарушили бы безмолвие своей болтовнёй и громыханием котелков. Глупо и надуманно? Быть может... но мне хотелось так думать. Мне кажется, что был я там настолько ничтожен, что Карелия меня просто не замечала. Да и я её старался понапрасну не тревожить.

  Меж тем солнышко, позёвывая, поднималось, заодно растолкав ото сна и лёгкий утренний ветерок. Вот и кубышка поблизости раскрылась, а вчера, кажется, ещё был бутон:



    Что ж, все проснулись и я почесал пузо, умылся. Пришло время и позавтракать. Благо, из металлической посуды у меня лишь алюминиевый котелок, всё остальное, включая ловилку (ложка-вилка), пластиковое, так что самобытность леса нарушали лишь жиденький костерок и моё чавканье.

  ******


    Коль упомянул про снаряжение, стоит вкратце поговорить и о шанцевом инструменте, хотя правильней — о лесозаготовительном. Это был первый более-менее настоящий походик, но он позволил сделать некоторые важные выводы, невозможные ранее при покатушках и ПВД в  Волго-Ахтубинской пойме.
    Выбор наилучшего девайса среди топоров, пил, тесаков и их многочисленных вариаций меня всегда занимал. Ещё давно я сделал вполне уверенный выбор в пользу топора, однако, перед поездкой поиски наиболее оптимального именно походного, а не ПВД-шечного инструмента возобновились. Очень мне не хотелось тащить килограмм чугуния, который может понадобиться лишь пару раз. Ранее я испытывал пилы: разнообразные ножовки, складную, цепную и даже сюрвивалистскую пилку-струну. Кстати, сделал вывод, что из пил самая бестолковая – складная.
    В этот раз я сосредоточился на противостоянии "топор VS лучковая пила". Приобрёл полотно для лучковой пилы, типа такого:


длину не помню, взял самое длинное что было. Вес около 80 г., сворачивается в кольцо, которое можно уложить, например, в котелок. С эрзац-лучком из согнутой упругой ветки пилить можно, хоть и тяжко — слишком слабый натяг. Но я рассчитывал сделать на месте полноценный лучок с натяжением шнурком, возить её в походе постоянно собранной, а по завершении выкинуть лучок и сложить полотно обратно.
    В итоге пилой я так ни разу и не воспользовался, так и провозил её всю дорогу в упакованной виде. Вполне хватало хвороста и сучьев, собранных руками. Тем не менее, желание помахать топором возникало и на будущее я всё же решил брать топор и только топор. Я легко представлял ситуации, когда он был бы если не необходим, то категорически полезен. Это универсальный инструмент в отличие от пилы, оружие в конце концов.

    Кстати, дурак я, взял же два ножа. Маленький совсем складничок и фикс, китайскую реплику Моры (по отзывам на Ганзе идентичную по качеству, но с более правильными ножнами). Типа, в поезде или ещё где, я предполагал пользоваться складным малышом, а как придёт время выживать — фиксом. Это не считая маленького ножичка в велосипедном мультитуле и такого же в мультитуле-пассатижах. Ну и конечно же, пользовался я от дома до дома одним лишь складником, ибо маленький и всегда в кармане. Фикс, как и пила, ездил мёртвым грузом. А вес его между прочим 140 г., что примерно равнялось нежирному завтраку или обеду.

   Исходя из всего этого я твёрдо определил для себя минимальный необходимый, оптимальный по массе, габаритам и функционалу, набор для лесистой местности:

  • топорик, 600-800 г., желательно с деревянным топорищем на клиньях без всякого клея (ремонтопригодность)
  • нож, фикс или складник, с лезвием 65-90 мм
  • мультитул-пассатижи, с ножом в составе (как аварийный, в случае утраты основного ножа)
   *****


     Пока заваривался завтрак и чай, покидал спиннинг. Но с утра клёв не заладился, не зря рыбацкая поговорка гласит: "Рыба клюёт лучше всего вчера и завтра".
  День набирал силу, небо обещало быть таким же безоблачным, а воздух — жарким. Неспешно позавтракав, залив баклажку слабым чаем и собрав манатки, продрался назад к дороге. Примерно с этого места рельеф меняется ещё сильней. Если вчера в основном был почти полный плоскач и плавные изгибы грейдера и только в конце дня стала обозначаться холмистость, то теперь всё чаще возникают первые мелкие сопки, а вместе с ними и начало охотничьих угодий, о чём сообщает информационный щит:




Да и сама дорога сильно ухудшается, всё больше торчащих камней, глубоких колей.



Здесь уже судя по всему нет частого движения, лишь лесники, охотники-рыбаки, да лесовозы. Впрочем, пока что благодаря подвесу едется совершенно комфортно, просто скорость упала.
Прям на обочине, не тревожимые никем, поселились маленькие санитары леса:



     Последний раз мне доводилось видеть настоящих лесных муравьёв и их внушительный дом в далёком детстве, в Пензе. У нас-то дома только рыжие заразы одолевают, как вспомнишь сбор малины и клубники на даче или у бабушки, бррр, ненависть! 

    Тишина. Дорога вверх-вниз, вверх-вниз. Я постепенно и незаметно снижаю скорость, используя всё более пониженные передачи. Короткий подъём на сопку и снова вниз. Не успеваешь не то что разогнаться, хотя бы чуть отдохнуть не крутя педали и опять вверх, подскальзываясь иной раз на торчащем камне.
    Вдруг совсем близко от меня раздаётся треск ломающихся веток, какое-то уханье. Аж остановился машинально. Немного струхнул, чего уж там... Однако, совсем скоро я увидел виновников — глухари. В течение дня они попадались всё чаще и в таком количестве, что я просто перестал обращать на них внимание. Не знаю, может их и в глубине леса несметное количество, но у меня сложилось впечатление, будто они облюбовали именно дорогу, потому как видел я их в основном именно на ней, обхаживающих куриц или просто вальяжно разгуливающих. Пару раз даже пытался заснять их, но тщетно почти. Вот тут лишь одна пыль в воздухе осталась:




а тут кое-как, с большого расстояния, но запечатлел глухариную курицу:



     Я, в общем-то, рыбак. В прошлом даже самый что ни на есть заядлый. Но в последние годы я очень редко выбираюсь порыбалить, а если и ловлю, то почти всегда отпускаю большинство рыб, мелкую всегда. Я уже ловил себя на мысли, что мне элементарно жалко даже тупую рыбу. Причём, не только жалость к живому существу заставляет меня её отпускать, а как ни странно, рационализм. Ну не нахожу я очень веских аргументов всю пойманную рыбу жрать. Исключение составляет действительно сорная рыба, навроде нашего "гибрида" или "душмана", собственно карася, тут его вылов (но не сетью, пострадают и прочие виды) только полезен водоёму.
      Я это к чему написал всё. Именно потому, что сам знаю, что такое азарт добычи и удовольствие от рыбалки, я прекрасно понимаю охотников. Понимаю, но не одобряю. Речи конечно не идёт, когда охота это средство существования, я говорю про бесконтрольную охоту в удовольствие. Чёрт, ладно в седую старину или сегодня в глуши, у людей и правда не было/нет прочих развлечений и другой еды зачастую. Но сейчас нам пожалуйста: айфончики, бары, кино, да всё что угодно. Как вот в эту красоту стрелять за ради сиюминутного восторга? Это ж красота созданная не нами, а лишних животных, за некоторыми исключениями (да и то это следствие нашей деятельности), не бывает. Ну можем же мы по-возможности притушить свои животные желания и заместить их человеческим разумом? Мы же люди. "Не стреляйте в белых лебедей". Вот.

    В низинках меж сопок, если не ручей, так болото. Одно место мне особенно понравилось, живо нарисовав в голове картину из русских сказок, разве что солнечная погода сильно ослабляла эффект мрачности:




болото с торчащими из него мёртвыми чёрными елями, лысые посеревшие остовы берёз, непроглядная неподвижная вода... жутковато. Для антуражу так и просилась избушка на курьих ножках.
    Человек пытается приручить природу и вроде бы это ему удаётся. Но это иллюзия, всё быстро возвращается на места, лишь только человек ослабевает нажим. Вот и вода. Кто-то для удобства и организации дороги положил трубу под ней, дабы вода по ней шла, не размывая покрытие. А вода, эта кровь карельской тайги, имеет своё мнение на сей счёт. Хмыкнув недоумённо, она потекла там, где ей удобней, а не куда её направили люди:




Но, там где танки не промчатся, Андрей на веле проползёт! Везде проскакал по камушкам, почти ног не замочив. Хотя перед поездкой уже настроил себя на переправы вплавь.
      Положили брёвнышки, что бы ваши машинки катались? Не беда, пусть не быстро, но они будут постепенно гнить, превращаться в труху:





     Лес и вода по бокам от меня на первый взгляд одинаковы, однообразны и монотонны. В чём-то это так. Но когда стараешься понять окружающее, приблизиться к нему — оно предстаёт другим. Нет, не то что горы вырастают или возникают ледники и раскидываются новые реки, нет. Просто понимаешь, что красота не только лишь все в разноцветье, самых причудливых формах и проявлениях жизни — это всё мишура, скрывающая саму суть природы, её душу. А она красива не за счёт ярких красок, облаков, вершин и склонов гор, морей, медведей и улиток — она красива, потому что идеальна. А весь вот этот вот лоск, сверкающие стразики, карбоновые велосипедики и остальная дрянь — они нам нужны, что бы скрыть нашу внутреннюю корявость и пустоту. И чем дальше мы от матери-природы, чем меньше мы её понимаем, тем мерзостней мы становимся, обрастаем пороками. Вот это всё мы и стараемся подсознательно скрыть, просто не понимаем этого, не осознаём, но находим всё новые оправдания своей глупости.

   Дорога сильно зарастает, если до этого я хоть на 20-30 метров вперёд видел, то тут пилю зачастую вслепую.



      Опять начинают одолевать мысли о затаившихся медведях и крадущихся волках. Да ещё эти глухари поминутно махалками хлопают и вздрагивать заставляют. Ха-ха, а мне вот как-то местами и не очень ха-ха было, я ж страшнее котов ни с кем больше не сталкивался. Свистеть в специально для этого приобретённый свисток не стал, но песни орать на всякий случай начал. Всё ж в глазах медведя меньшим идиотом выглядеть буду, а больше здесь никого и нет.
      К моему удовлетворению (но и некоторому сожалению, об этом чуть ниже), этот участок оказался довольно коротким и опять активно пошло вверх-вниз. И вовсе вокруг не однообразно. Вот эдакий мини-обрывчик:



лес или густой, угрюмый и непролазный:



или совершенно светлый, прозрачный, дружелюбный, с чудным моховым ковром:


В тени леса прячутся холодные ручьи-речушки:





Вроде зелёная полянка, но погибающие деревья подсказывают, что под зеленью расползается болото:



А въезжаешь на вершину сопки и сквозь деревья разворачиваются великолепные виды:




     Вот у одного такого озера, кажется Сковорода, на его крутом берегу решил устроить обед. Даже не знаю который час был. Светло, день, еду. Желудок совсем слипся — пора есть. Никаких графиков и спортивного туризма, полная анархия и святотатство.




Любопытно, но это единственное озеро на моём пути, в котором вода была совершенно бесцветной. Хотя на вкус без разницы.
     Пока заваривалась еда, решил сделать в дневник запись. Но более пары строк не осилил. Включил только блокнот в состав натюрморта:



На чём использование блокнота и ограничилось. Почему? Вот тут я и вернусь к сожалению, упомянутому выше, когда я ехал самый глухой участок, ну где я песнями медведей отпугивал. Там я в какой-то момент ощутил, что ни о чём не думаю. Вся мыслительная деятельность прекратилась. Сфотографировал взглядом окружающее, в кору или куда там записал, эмоцию получил ответную и всё. Стало аж неудобно. Ведь уж несколько дней как покинул дом, а ни про дитя, ни про жену не вспоминаю, нехорошо как-то. Надо, думаю, подумать о родных, работу вспомнить, попереживать и вообще... Это всё что я смог подумать, дальше как не силился — не идёт и всё тут. Вот вроде как по всем признакам внутри полная пустота, ну раз ни о чём не думаю, ан нет. Ведь пустоту можно заполнить и я честно пытался, но не получилось. Значит, не пустота это вовсе, а что-то, чего я раньше просто не испытывал, оттого и не могу в толк взять, что же это. И поэтому взяв блокнот написать ничего не смог. Вроде чувства и эмоции переполняют, а собрать в кучу, осознать и описать — чёрта с два. Посему и решил дальше не насиловать себя и бумагу и убрал блокнотик вглубь рюкзака.

   Потихоньку, так же как и вырастали, стали уменьшаться сопки, вытягивался и распрямлялся грейдер. Всё так же я ехал, свободный от мыслей, просто ехал. Озерца, болотца, глухари и слепни с мошкой.




Выехал наконец к Сумозеру у которого вместо привычного каменисто-травянистого берега был даже большой, самый настоящий песчаный пляж.





Песок конечно не такой как у нас, сероватый, с многими мелкими камушками. Щас, думаю, покупаюсь. Ага, залез в воду, шёл, шёл, уже велосипед на берегу стал маленький-маленький, но глубже чем по бедро так и не зашёл. Пришлось так побултыхаться, но и то кайф.

   Следом по пути был посёлок Хвойный, вот он вдалеке:




Хвойный стоит у устья реки Сумы, широкой и быстрой, через которую к посёлку переброшен добротный бревенчатый мост, по которому и ЖД-состав можно спокойно пустить:



    В Хвойном я был уже поздно, часу в седьмом. Успел в магазинчик, но впал в тоску и уныние узнав, что ихний холодильник сдох. Ничто так больно не ранит и не приводит в отчаянье, как в конце жаркого дня, обессилев, после всех переживаний — тёплое пиво. Ну хоть на своё счастье я не ем мороженое, иначе двойного удара ниже пояса в виде тёплого пива и жидкого мороженого я бы не вынес.
      Но что делать? Отдохнув, утолив жажду и немного голод в тени малинника у магазина, попрощался с Хвойным и поехал дальше, надо бы ещё и заночевать где-то.




*********

  Едем дальше. Вот вы говорите живёте плохо. Состарилась машина? Просто выбрось!



но коренные обитатели и хозяева тайги напоминают, что это неправильно:




   Как-то быстро и незаметно, попутно погонявшись по каменистой дороге с какой-то легковушкой, доехал до деревни Лапино, стоящей на  разлившемся участке Сумы:



проезжая Лапино, хотел сфотографировать стоящий у дороги настоящий пожарный колокол, так как до этого мне в жизни попадался максимум кусок рельсы с колотушкой. Но не стал останавливаться, так как неподалёку тёрлась какая-то мутная компания подозрительно меня осматривающая и я предпочёл проехать дальше.




    В паре километров от посёлка по навигатору была тропа, уходящая вглубь леса над озером. Там, думаю, заночую, скрытый в чаще на берегу. Чёрт его знает, сколько я пёрся по этой тропинке, она была настолько узкая и заросшая, что вел приходилось силой протаскивать через ветки, паутину и поваленные деревья. А она уже по карте кончилась, но всё идёт вдоль озера и к нему не приближается, подлесок сильно сплетён, с велом хрен продерёшься без тропки. И вдруг тропинка, так и не спустившись к берегу, внезапно обрывается. Бросив вел, кое-как прорвался к воде через лес. Эпик фейл... Берег пологий и заболоченный, даже воды набрать проблема, не то что лагерь разбить. А искать другое место уже поздновато, что бы только по этой тропе выбраться назад к дороге, времени немало надо. Плюнул, чуть в сторонке нашёл некое подобие полянки. Тут же и решил остановиться.
    Несмотря на то, что "лужайка" как минимум на метр-полтора была выше уровня озера, чуть потоптавшись почувствовал, что земля какая-то не сказать, что бы твёрдая. Хе-хе, не зря я сразу отметил характерные кочки и специфическую болотную растительность — вода буквально под дёрном. И вот тут я второй раз и ещё более чётко осознал справедливость выбора гамака, буквально где захотел, там и встал. И до лампочки на сырую землю, кочки, шишки и камни — постель неизменно комфортна.



    Учитывая, что и обед был достаточно поздний и полдник был, есть мне особо не требовалось, разве что чайку конечно не отказался бы попить. Да, ещё я в тот вечер понял, почему мелкая дрянь под название "мокрец" именно так называется, падла. Сырость они любят. В предыдущую ночёвку я их видел, но какие-то единицы. А тут они не дали спокойно посидеть на кочке и почитать книгу, пришлось сразу залазить в гамак. Впрочем, долго я и не лежал просто так, подустал за день и вскоре уснул.

   Этот день был не то что бы лучшим, все дни в Карелии были хороши и по-своему богаты на впечатления. Но этот был особенным для меня, открыв новые грани бытия.

Продолжение







Комментариев нет:

Отправка комментария